16 лет обещаниям мемориала в Куропатах

16 лет обещаниям мемориала в Куропатах

Promise.by проанализировал высказывания президента на тему Куропат и выяснил, что про необходимость мемориала в урочище глава государства впервые высказался ещё 16 лет назад.

Куропаты

Тема Куропат вот уже полтора года регулярно появляется в СМИ – начиная с палаточного лагеря для защиты урочища от постройки бизнес-центра в феврале 2017, до постоянных скандалов с ресторанным комплексом в паре десятков метров от крестов историко-культурной ценности.

Естественно, учитывая такой общественный резонанс, вскоре после февральских событий прошлого года, 24 марта 2017, свой комментарий по поводу Куропат дал и Александр Лукашенко:

– Это никакого отношения к Куропатам не имело. Но это политически начинают раскручивать. Это же для того, чтобы вам показать "бешеную власть" в Минске.

 

Одновременно с этим была предпринята попытка показать своё неравнодушие к данной проблеме:

– Я поручил создать аккуратный, не гигантский (не Брестскую крепость) мемориал. Мы сделаем этот мемориал, может, что-то вроде небольшой часовни. Это будет общее место поклонения людям, которые там погибли.

 

На следующий день был организован субботник в урочище, в котором приняли участие  провластные “Белая Русь” и БРСМ, тему начали поднимать по телевидению, о планах по благоустройству рассказывал Павел Якубович. Однако за прошедшее время дальше разговоров официальных лиц дело не продвинулось.

 

Мы решили углубиться в историю упоминаний Куропат и проверить, в каком контексте Александр Лукашенко упоминал урочище ранее.

 

Сразу стоит отметить, что ещё 18 января 1989 года было принято постановление Совета министров БССР № 42 "Об увековечении памяти жертв массовых репрессий 1937—1941 годов в лесном массиве Куропаты", из которого государством не выполнено ни одного пункта.

24 сентября 2001 года началась оборона Куропат против прокладки МКАД через урочище. В то время проснулся общественный интерес к теме. Так, 19 февраля 2002 года комиссия по делам мемориализации при гражданских инициативах “За спасение мемориала Куропаты” и “Молодёж в оборону Куропат” объявила конкурс на создание памятника. Александр Лукашенко, руководствуясь принципом “если процесс нельзя остановить, его нужно возглавить", 16 апреля 2002 года в ходе ежегодного послания Парламенту Республики Беларусь заявил о планах возвести в урочище мемориал:

– В Куропатах похоронены люди. В 30-е, 40-е годы, немцы расстреляли, еще кто-то, но там похоронены люди! И мы должны построить отвечающий духу этого места (в том числе в Тростенце, идет разработка этого проекта), простой и понятный для людей мемориал. Место для печали и раздумий, а не политических танцев на костях.

 

В следующий раз глава государства затронул тему Куропат во время лекции "Исторический выбор Республики Беларусь" в БГУ 14 марта 2003 года. Не забыл и традиционно обвинить своих оппонентов в “политизировании вопроса”:

– И еще один вопрос — о Куропатах. Не секрет, что эта тема излишне политизирована. Многие деятели на волне осуждения репрессий 30–х годов хотели и хотят заработать политический капитал. Втягивают в сомнительные акции и молодежь, которая, как известно, настроена эмоционально и зачастую радикально. Нельзя злорадно громыхать костями покойников.

 

И снова пообещал установить памятник:

– В Куропатах, это абсолютная правда, покоится прах людей. Так давайте же проявим к нему уважение, к этому праху. Поступим по–человечески. И пусть людям, погребенным тут, земля будет пухом. Мы поставим им достойный памятник, погибшим там людям. И спокойно специалисты пусть разбираются, что там произошло.

 

Остаётся неясным, откуда у президента при упоминании Куропат появляется такое разнообразие виновников преступления, и каким специалистам следует разбираться в произошедшем, если и Генпрокуратура БССР, и прокуратура независимой Беларуси подтвердили версию, по которой расстрелы проводились сотрудниками НКВД.

После этого Александр Лукашенко не поднимал тему мемориала в Куропатах 14 лет, в течении которых власти также предпочитали ничего не предпринимать. Был разговор с польским журналистом о готовности провести раскопки с целью поиска беларусской части “катынского списка”:

– Платите деньги – если вас что-то интересует, мы всë это проведём и вам ответим.

 

В августе 2015 года Лукашенко на встрече с представителями негосударственных СМИ высказал желание побывать в Куропатах, усмотрев в крестах политическую составляющую:

– И все думаю: зачем эти кресты просто к дороге выставили? … Хотя очевидно это некая политическая демонстрация ... На самом месте я ни разу не был, но планирую туда пойти … Пора поставить там точку. Проезжая мимо, я всегда об этом думаю.

 

Однако ни слова про обещанный памятник в Куропатах. За всё это время было лишь письмо заместителя председателя Минского горисполкома Михаила Титенкова в марте 2009 года о "возможности рассмотреть вопрос о создании памятника жертвам политических репрессий и обустройстве урочища Куропаты после создания мемориала "Тростенец" и благоустройства бывшего Минского братского военного кладбища Первой мировой войны".

Лишь в 2017 году президент снова вспомнил про создание мемориала, упрекая неназванных персон в политизировании темы, о чём мы писали в начале статьи. Спустя ещё год, 10 апреля 2018 года Александр Лукашенко отметил, что год назад поручил Администрации Президента разобраться с этим вопросом:

– Пора заканчивать эту волтузню на костях. Надо оперативнее закончить это, привести в порядок этот лес, урочище, поставить самый простой памятник, или часовню, или еще что-то - мы примем решение. Чтобы человек, который соболезнует семьям и страдает, что погибли люди, пришел туда, принес цветы. И мы это обязательно сделаем.

 

Между фразами “мы должны построить отвечающий духу этого места мемориал” и “мы это обязательно сделаем” прошло 16 лет, на протяжении которых лишь изредка велись разговоры, но не было предпринято ровным счётом никаких шагов для практической реализации проекта мемориала. Какова вероятность и гарантии, что на этот раз не пройдёт ещё 16 лет прежде, чем официальные власти вспомнят про Куропаты? А гарантий нет. Есть лишь печальная статистика прошлых обещаний.

 

«Одна из самых больших ошибок — судить проводимую политику и политические программы по их намерениям, а не по их результатам» – Милтон Фридман, экономист, лауреат Нобелевской премии.

 

 

 

Новые статьи:
Популярные персоны: